Эксперты, мнения

О влиянии мультфильмов на детей

Чтобы найти для себя хоть чуточку свободного времени, современные родители часто усаживают своих детей перед экранами телевизоров или мониторов. Ребенок, завороженно уставившийся в экран, вызывает чувство умиления и восторга у родителей: «Молодец! Как внимательно следит за сюжетом!» Что же кроется на самом деле за этой завороженностью? На самом ли деле просмотр принесет пользу малышу? И вообще, насколько безопасны современные анимации?

***

Можете провести такой эксперимент: просмотрите внимательно любую серию диснеевского мультфильма, а через какое-то время постарайтесь вспомнить все, что там происходило, пересказать сюжет. Больше чем уверен, что не вспомните ничего, если вы только не обладаете феноменальной памятью. А знаете почему эксперимент не удался (вернее удался)? Потому что как такового сюжета в мультфильме нет! Есть просто набор движений. А теперь, не просматривая ни одной серии «Ну погоди», или «Простоквашино», или «Чебурашки», вспомните сюжет. Не правда ли это очень легко? Потому что он есть, а значит и есть смысл.
Когда в разгар перестройки на российских (тогда еще советских) каналах появились диснеевские мультфильмы это было просто великолепно. Родители не могли нарадоваться, что в течении часа дети буквально прилипали к экрану телевизора и в доме воцарялся временный покой. И так было каждое воскресенье. Но через год (а кто и раньше), незаметно для взрослых, дети стали играть… Да, именно в диснеевских персонажей. Причем прекрасно осознавая, что они зарубежные и напрочь забывая российскую мультипликацию, которая тогда еще присутствовала на экране в большей пропорции, чем западная. Дело не в том, что я против «не нашего». Дело в том, что если из всех, допустим, диснеевских мультсериалов и «полнометражек» выбрать те, что содержат хоть каплю обучающего материала и нормальный юмор (это когда с иронией, а не дрыном по голове и «ха-ха»), то из всего многообразия рисованных героев останется, пожалуй, только «Белоснежка и семь гномов», «Король — лев» и немногие другие, созданные в основном на базе мировых шедевров классической сказки.
Стоит только заметить, что мультфильм для ребенка второй по значимости после родителей авторитет, пример для подражания.
Если подходить к мультипликации с философской точки зрения, то можно сказать что мультфильмы, это одно из частных проявлений нашей многогранной культуры. А любая культура имеет свои особенности. У русских они одни, у другого народа — другие. А культура любого народа это фундамент менталитета этого народа, а от него зависит чистота восприятия художественного произведения. Американцы, например, с легкостью относятся к проявлению насилия на экране. В силу того, что их культура отлична, например, от нашей. Исторически сложилось так, что Америка два века была далека от проблем Евразии, развивалась экономически, в то время как у нас на материке война — почти состояние жизни. И сейчас Америка, как самая экономически развитая страна, имеет возможность диктовать миру свои условия, учить всех, как нужно жить. Но события 11 сентября 2001 года показали что американцы самообманывались в своей неуязвимости. Когда правительство США бомбило Югославию, корреспонденты задавали рядовым американцам на улицах один вопрос: «Как вы относитесь к тому, что ваше правительство бомбит югославов?». И получали практически один и тот же ответ: «Для меня эти события происходят как бы в компьютерной игре. Ведь я не знаю даже где эта Югославия находится…». И таких ответов было много. Какая культура — такой и менталитет. И, видимо, в силу своего менталитета американцы утратили чувство реальности. Может быть поэтому у них именно такое отношение к насилию. Я не хочу сказать, что радуюсь тому, что произошло. Нет! То, что случилось ужасно. Но так или иначе эти события показали, что чужая боль и чужая трагедия должна оцениваться каждым человеком как своя. Тогда, наверное, и меньше в мире будет войн. Однако, несмотря на трагедию, унесшую более 3000 человеческих жизней, в Америке открылась выставка фотографий членов семей погибших, свидетелей, спасателей, принимавших участие в поиске тел погибших под развалинами небоскребов. Вскоре эта выставка начнет свое турне по Европе. Кроме того из места трагедии сделали своеобразную «Мекку» для туристов и даже соорудили смотровую площадку, чтобы туристам было удобнее наблюдать за работой спасателей. Даже из национальной трагедии Америка сделала мировое шоу. Что уж говорить о мультфильмах… — Мультипликационные фильмы смотрят дети, но и взрослые тоже. И к этому виду искусства нужно подходить очень серьезно. Мультфильмы играют важную роль в формировании личности. Личности, которая в дальнейшем должна будет приспосабливаться к жизни в обществе. Мультфильм это своеобразное детское кино. И это достаточно мощный рычаг в формировании личности. Должно ли присутствовать насилие в мультфильмах? Наверное должно, так как оно присутствует и в нашей реальной жизни. А вот должно ли это насилие сопровождаться комическим элементом? Элемент борьбы содержится в любом произведении искусства. И это нормально, иначе не будет стимула к победе. Ведь добро в итоге должно победить зло. Но в западных мультфильмах, особенно американских, эта борьба между добром и злом теряется. То есть борьба происходит как бы ради самой борьбы: положительный герой ведет бой с отрицательным героем. Постоянно в схватках противников наносятся жестокие удары по голове и жизненно важным органам. И после очередного удара по голове, после которого, казалось бы, герой уже не встанет, он встает и побеждает. Подросток, смотрящий такой фильм, впитывает предлагаемую ему информацию. А ведь подростковый возраст это период, когда человек самоутверждается. Это период, когда личность крайне чувствительна ко всему, что происходит. Что же узнает подросток или ребенок из таких фильмов или мультфильмов? Он узнает что сила это достаточно веский аргумент, что можно ударить человека по голове и ничего не случится, ведь он все равно поднимется. Но человек очень хрупкое существо, и если ударить его с силой по голове кулаком или палкой — можно сделать его калекой. Если после такого удара человек потеряет сознание, значит, он получил тяжелую черепно-мозговую травму или ушиб мозга. Что ведет к нарушениям функций головного мозга, вплоть до параличей. Это в том случае, если нет травмы позвоночника, что может привести к полному параличу. Да, человеческий организм может мобилизоваться для того, чтобы выжить или чтобы одержать победу над более сильным противником, но, по сути, это очень хрупкая вещь. И чтобы покалечить человека много ума не надо. Гораздо больше ума, терпения и усилий стоит выходить больного. И, наверное, это должно стоять на первом месте сегодня, в эпоху неизмеримой человеческой агрессии. И если мы сравним отечественные мультфильмы советского периода с западными, то в плане сострадания и сочувствия первые дадут вторым сто очков вперед. Эти мультфильмы пропагандируют добро, стремление помочь слабому, выручить из беды друга. А драка это уже инструмент достижения цели и она на втором месте. Я не говорю о том, что нужно полностью исключить из проката западную мультипликацию, но, по-моему, должны преобладать отечественные. Там, где присутствуют разум и цивилизация, должны преобладать процессы созидания, а не разрушения. Потенциал искусства должен быть направлен на формирование здоровой личности. Начиная с мультфильмов.

У американских и российских мультфильмов разная идеология. Наша мультипликация никогда не была коммерческим делом, и авторы могли себе позволить создавать шедевры на основе традиций русской сказки и даже классической русской литературы. Сказка по своей природе метафорична, она заставляет задуматься. Цепляясь за метафоры, ребенок достраивает свой мир, а для этого необходимо включить определенную часть мозга. Кроме того, сказка дает ребенку ответы на многие вопросы. Как и в большой литературе. В книгах Достоевского или Гоголя возникает целое образное пространство. Получается, что писатель пишет только половину книги, остальное читатель додумывает сам и в результате такого соавторства развивается. То же самое происходит с мультфильмами. Дисней же преподносит готовый продукт. В западной мультипликации, для того чтобы продать товар, эксплуатируется психологическая бессознательная идея. Чаще всего это страх, насилие. Страх у человека вызвать технически легче, чем какие-нибудь добрые чувства, например радость. С этой точки зрения многие диснеевские мультфильмы представляются мне вредными.
Технологически американские мультфильмы похожи на рекламные ролики: зацепились, запомнили, купили. Это так же, как выбирать для ребенка пищу между суррогатным шоколадом и домашней готовкой. Шоколад тоже вкусный, но от него ребенок жиреет и теряет зубы. С другой стороны, хорошую еду нельзя есть на бегу, как «сникерсы». Тут нужна определенная культура потребления. Сервировать стол труднее, чем продать несколько миллионов «сникерсов». Диснеевский мультфильм — это «сникерс» для мозгов. Сравнить, к примеру, «Том и Джерри» и наш «Ну, погоди!». В американском фильме много сцен насилия. Там оно — норма. У зрителя это порождает не агрессию, а некоторый инфантилизм, принятие агрессии. Наш сериал, хоть и содран с диснеевских мультфильмов, добрее, и там есть мораль. Волк-агрессор всегда наказан, заяц никому не мстит. Волк, в сущности, тоже неплохое животное, иногда даже мирится с зайцем. Диснеевская же утка всех достает в силу своего вредного характера, а когда персонажи пытаются от нее защититься, они наказаны. Искусство всегда ставит планку. В американских мультиках она такая низкая, что любой дурак ее возьмет. Их мультики уже заведомо тупее и примитивнее зрителя. И там не над чем фантазировать. Речь, конечно, идет не обо всей западной мультпродукции, а о той, которая подешевле. Но ведь как раз это у нас и показывают…

В. Киселев, детский врач-психиатр
М. Щербаков, директор Института развития личности

 

Метки

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

error: Alert: Контент защищен!
Close