Кино и театр, культура

Кинематографические и театральные байки, курьезы и истории

Артист, деятель искусств — существо тонкое и ранимое. Чтобы понять его душу мало просто смотреть фильмы, спектакли, передачи, читать и слушать критиков, интересоваться сплетнями. Нужно заглянуть за кулисы, в курилки — послушать актёрские байки, кинематографические и театральные истории, рассказы о курьезных ситуациях.
Актёры театра и кино потрясающе ироничны. Их историй никогда не бывает много и они никогда не стареют.

***

Съёмки фильма Александра Роу «По щучьему веленью» не успели завершить в зимнее время. Чтобы исправить положение, придумали новый сценарный ход — отсутствующее в сказке желание Емели «Обернись, зима лютая, летом красным» — после чего действие картины происходило уже летом.

***

Когда голливудский актёр Рэймонд Мэсси разводился со своей второй женой Эдрианн Аллен, тоже актрисой, их адвокатами стали бывшие муж и жена — Уильям Уитни для Эдрианн и Дороти Уитни для Рэймонда. Впоследствии каждый из актёров сочетался браком со своим адвокатом.

***

Вышло так, что я смотрел фильм «Гравитация» в кинотеатре г. Королева, где собственно расположены ЦУП и «РКК «Энергия». В зале, наверное, добрую половину составляли люди, так или иначе связанные с космосом. Могу сказать только одно: смех во время просмотра стоял такой, как будто на экране показывали комедию. Особенно «удались» авторам эпизоды, когда Сандра Буллок нашла на пустой русской космической станции забытую (!) бутылку водки под креслом пилота, и ещё в финале, когда она, совершив жесткую посадку, через минуту встала и красиво ушла в закат полуголая и в модных трусах.

***

В первоначальном сценарии фильма «Назад в будущее» машиной времени должен был служить холодильник, а чтобы обеспечить ему необходимую мощность, герои должны были каким-то образом овладеть энергией взрыва с испытаний атомной бомбы. Однако у Роберта Земекиса возникли опасения, что дети, посмотрев фильм, полезут в холодильники и запрут себя в них. Поэтому машину времени решили сделать движущейся и пришли к варианту с автомобилем DeLorean и молнией.

***

Стивен Спилберг не явился в режиссёрское кресло, когда шла съёмка последней сцены фильма «Челюсти», где акула взрывается — он был уверен, что съёмочная группа сговорилась и планирует бросить его в воду после команды «снято». С тех пор Спилберг завёл традицию не приходить на съёмки финальной сцены каждого фильма, который он режиссирует.

***

При съёмках фильма «Свой среди чужих, чужой среди своих» в Чечено-Ингушской АССР местных жителей пригласили участвовать в массовых сценах. Условия объявили так: «Нужно приходить с паспортом, конный — 10 рублей в день, пеший — 5». Речь шла о гонораре, но жители поняли всё наоборот и вложили купюры в паспорта, в результате чего на режиссёра Никиту Михалкова чуть было не завели дело о взяточничестве. Кроме того, актёры массовки всерьёз спрашивали: «Оружие вы будете давать, или нам своё принести?».

***

Когда-то много лет назад актриса театра им. Моссовета Галя Дашевская вышла замуж за нападающего футбольной сборной ЦСКА Колю Маношина. В один из первых дней семейной жизни они оказались в ресторане Дома актера, и Галя увидела за одним из столов великого актера Леонида Маркова. «Пошли, — потащила она Маношина, — мы с Леней в одном театре работаем, я вас познакомлю!» Маношин упирался изо всех сил: «Да что я пойду, он меня знать не знает!..» Но Дашевская все-таки дотащила Колю до Маркова: «Вот, Ленечка, знакомься: это мой муж!» Уже сильно к тому моменту принявший Марков оглядел Маношина из-под тяжелых век и мрачно спросил: «Шестой, что ль?» Коля, всю жизнь игравший под шестым номером, чуть не прослезился: «Гляди-ка, знает!!!»

***

Мой хороший знакомый в середине 60-х годов был очевидцем такого эпизода.
Дело было в те времена, когда плёнки с записями песен Владимира Высоцкого ходили по рукам, но мало кто имел представление о его внешности. И вот в поезде мой приятель увидел, как один из пассажиров с неброской внешностью достал с третьей полки гитару и вдруг запел одну военную песню, затем другую. Через несколько минут вокруг исполнителя сгрудились пассажиры. Принимали очень тепло. Кто-то из зрителей воскликнул:
— Это же песни Высоцкого!
Исполнитель будто только этого и ждал. То, что он произнёс в ответ, заставило всех охнуть:
— А я и есть тот самый Володька Высоцкий!
Люди на радостях несли ему угощения, просили спеть шуточные песни.
Но главный сюрприз всех ожидал позднее.
— Пропустите меня к этому Высоцкому! — потребовал кто-то из толпы.
Новый персонаж под неодобрительные реплики пассажиров взял в руки гитару и с лёгкостью исполнил «Скалолазку», хитро подмигивая девушке, заворожённо наблюдавшей за происходящим со второй полки. Затем гость вернул гитару внезапно побледневшему хозяину, достал из нагрудного кармана рубахи паспорт и, раскрыв его перед новоиспечённым «бардом», спросил в возникшей тишине:
— Если ты — Высоцкий, то кто тогда я?!
После этой фразы парня как ветром сдуло из вагона.

***

Рассказывают, в пору революции Фёдор Иванович Шаляпин пришёл к художнику Константину Коровину:
— Меня обязали выступить перед конными матросами. Скажи мне, ради Бога, что такое конные матросы?
— Не знаю, что такое конные матросы, — сумрачно ответил Коровин, — но уезжать надо.

***

В 1938 году, на сцене Мариининского театра, давали «Пиковая дама». Арию Германа пел известный лирический тенор Печковский. Особенность его исполнения была в том, что он, прекрасно чувствуя настроение зала, несколько затягивал паузу в реплике: «Что наша жизнь? пауза — «Игра!»
Но вот однажды, напоминаю, это происходило в жестоком 1938 году, ария Германа началась словами: «Что наша жизнь?» и Печковский утрируя все держал и держал паузу. Зал замер, очарованный музыкой, игрой актеров и певцов. Напряжение в зале нарастало. И вдруг с галерки, хорошо поставленным баритоном и вы той же тональности, прозвучало: «Говно!» Зал разразился аплодисментами! Зрители неиствовали! Из правительственной ложи удалились несколько человек. Когда спектакль окончился и зрители потекли из зала, стали выходить из театра, обнаружилось, что весь театр окружен бойцами НКВД.
Пропускались только женщины и дети. Мужчин отводили в сторонку и какие-то люди в черных плащах заставляли нараспев произносить их слово «ГОВНО!».

***

НАСТОЯЩИЙ НЕГР
Зрители старшего поколения прекрасно помнят Вейланда Родда (старшего), которые приехал в СССР в начале 30-х годов с белой женой-пианисткой и играл всех негров во всех советских фильмах: это и «Пятнадцатилетний капитан», и «Миклухо-Маклай», и «Цирк», и «Встреча на Эльбе». Больше негров среди актёров не было, а потому режиссёры приглашали сниматься только его, причём ставку ему платили повышенную. Вейланд этот, между тем, был довольно дотошным и прижимистым человеком. Во время съёмок фильма «Остров сокровищ» на Одесской киностудии он счёл, что ему заплатили слишком мало и устроил в бухгалтерии скандал: дескать расизм, обсчитали и обидели!..
На что скромный бухгалтер, показав ему ведомости и бухгалтерские документы, горько заметил:
— Вы получаете по семьсот рублей за съёмочный день, а я, главный бухгалтер, горбачусь за шестьсот рублей в месяц. Так что очень ещё надо посмотреть, кто из нас двоих настоящий негр.

***

ВОПРОС, КОНЕЧНО, ИНТЕРЕСНЫЙ…
Рассказывают, в начале 70-х артисты советского цирка летели самолётом «Аэрофлота» во Францию на гастроли. В середине полёта Юрию Никулину стало скучно и он решил немного развлечься. Увидев, как переводчица, летевшая вместе с делегацией, проходит по салону с решительным выражением лица, он остановил её и поинтересовался:
— Светлана Васильевна, а как будет по-французски: «Я хочу попросить политического убежища»?
Светлана Васильевна, переменившись в лице, развернулась на 180 градусов и через пару минут вернулась с заместителем руководителя делегации, который ласково поинтересовался:
— Юрий Владимирович, вы что-то хотели спросить?
— Да, — ответил Никулин. — Как будет по-французски: «Сколько стоят эти духи?»
Сидевший рядом его партнёр Михаил Шуйдин подтвердил, что так оно и было. Человек из органов внимательно посмотрел сначала на Никулина, затем на побледневшую переводчицу и, не сказав больше ни слова, удалился…

***

ПОДАРОК В КОМПЛЕКТЕ
— Как-то, — рассказывал Чарли Чаплин, — я ехал в нью-йоркском метро. Придя домой, обнаружил в кармане золотые часы. Ума не мог приложить, как они попали ко мне. Решил отнести их в полицию. На следующий день принесли письмо: «Дорогой мистер Чаплин! Пишет вам профессиональный карманник. Вчера в метро я украл у одного господина золотые часы, но, увидев вас, решил сделать подарок и опустил их в ваш карман».
Прошёл год. Полиция не нашла вора, не нашла и хозяина часов, и поэтому переслала часы обратно мне. В газетах писали об этом, и вот через некоторое время я получил второе письмо: «Дорогой мистер Чаплин! Год назад я ехал в метро, и у меня украли часы. Я прочёл в газетах, что какой-то карманник подарил их вам. Пусть мои часы останутся у вас, мистер Чаплин. А так как я не меньший почитатель вашего необыкновенного таланта, чем вор-карманник, то посылаю к часам и золотую цепочку».

***

В 1980 каком-то году Московский Драматический театр им. Пушкина поехал на гастроли в Индию. В лавочке индийского портового городка супруга главного режиссера театра купила бриллианты и тут же понесла и показывать друзьям. Бриллианты, естественно, оказались стекляшкой. Тогда она вернулась к продавцу и пыталась предъявить какие-то претензии. Продавец «твоя моя — не понимай». В следующий раз она взяла с собой мужа и опять пошла на базар менять бриллианты и с тем же нулевым результатом. Главный режиссер обратился за помощью к реквизитору, который знал несколько слов на английском языке. Они пошли уже втроем, но в лавке их опять не понимали. Реквизитор выбивался из сил, но — все бесполезно. Отчаявшись, он стал ругаться трехэтажным матом.
Хозяин лавочки не знал русского языка, но хорошо помнил, что после этих слов русские матросы через мгновение начинали безжалостно громить лавку. А это не входило в его планы. Поэтому он тут же все понял и поменять бриллианты на настоящие. После этого главный режиссер всегда говорил про своего реквизитора: «Какой у него хороший английский!»

***

По сюжету одной пьесы муж должен был неожиданно войти в комнату, в которой неверная жена только что сожгла письмо от любовника. Втянув воздух ноздрями, муж кричал, что он слышит запах жженой бумаги, и недвусмысленно интересовался тем, что же такое секретное жгла его жена. Пойманная за руку неверная супруга со слезами во всем признавалась.
На премьере же, однако, сценический рабочий забыл зажечь свечу на столе перед тем, как занавес открыли. Блудница долго металась по сцене, пытаясь понять, что же ей делать со злополучным письмом. В конце концов, от безнадежности положения, разорвала его на мелкие клочки. Вошедший муж оглядел картину и, после секундного замешательства, произнес: «Я слышу запах рваной бумаги! Сударыня, извольте объясниться!»

***

Не так давно американские археологи проводили раскопки в районе, кладбища, где похоронен Карло Коллоди, создатель сказки о деревянном человечке Пиноккио (наш Алексей Толстой элегантно усыновил его под именем Буратино). Неподалеку от его могилы под небольщой каменной плитой покоился прах человека по имени Пиноккио Санчес. Когда шутки по поводу забавного совпадения иссякли, археологи призадумались: а что это было? Тем более, что некто Санчес оказался почти современником Лоренцини-Коллоди. И… решились таки на эксгумацию. Экспертиза дала ошеломляющие результаты: Пиноккио имел мастерски сделанные деревянные протезы конечностей и деревянную вставку носа. А на одном из протезов стояло клеймо мастера — “Карло Бестульджи”. Потрясенные археологи бросились ворошить архивы и церковные записи. И выяснили: в семье Санчесов в 1760 году родился мальчик. Годы шли, он взрослел, однако совсем не рос. Так и остался карликом. В 18 лет пошел барабанщиком на войну, а через 15 лет возвратился полным калекой. Однако мастер — золотые руки Карло изготовил ему искусные протезы, и Пиноккио начал карьеру на ярмарке, показывая трюки и демонстрируя словно диковинку свое деревянное тело. Именно здесь, на ярмарке, он и нашел свою смерть, разбившись во время демонстрации трюка. Вот и верь после сказкам!

***

Испокон веков немцы знамениты своей дисциплиной и пунктуальностью. Лучше всего это отличие от других культур иллюстрирует следующий случай. Конец 90-х годов ХХ века. Идет представление «Гамбургского английского театра». Все актеры — англичане и американцы, аудитория немецкая. По ходу действия один из американских актеров, выходя на сцену, неплотно прикрывает за собой бутафорскую дверь. Этот момент так возмутил одну фрау из зрительного зала, что она вышла на сцену и плотно закрыла дверь, сорвав бурные и продолжительные аплодисменты, переходящие в овацию.
Как позже говорили сами англоговорящие актеры, хорошо, что Шекспир не дожил до этого дня — это была самая продолжительная овация за всю историю английского театра в Гамбурге.

***

После триумфальных гастролей в Соединенных Штатах Ростроповича пригласили в советское посольство и объяснили, что львиную долю гонорара он должен сдать в посольство. Ростропович возражать не стал, он только попросил своего импресарио Юрока купить на весь гонорар фарфоровую вазу и вечером доставить ее в посольство, где был назначен прием. Доставили немыслимой красоты вазу, Ростропович взял ее, полюбовался и… развел руки. Ваза, ударившись о мраморный пол, разлетелась на кусочки. Подобрав один из них и аккуратно завернув в носовой платок, он сказал послу:
— Это — мое, а остальное — ваше…

***

Кинематографическая быль
Большинству россиян известна одна из лучших комедий Леонида Гайдая «Кавказская пленница». И многие помнят песенку из этого фильма в исполнении Юрия Никулина: «Если б я был султан, я б имел трех жен,и тройной красотой был бы окружен.» Но немногие знают,что в этой песенке был ещё один куплет, не вошедший в фильм по цензурным соображениям:
«Разрешит мне жена каждая по сто.
Итого триста грамм- это кое-что!
Но потом на бровях приходя домой,
предстоит мне скандал с каждою женой!»

***

В фильме «Бриллиантовая рука» управдом Плющ в разговоре с женой Горбункова говорит: «Я не удивлюсь, если завтра выяснится, что ваш муж тайно посещает любовницу», при этом в конце фразы артикуляция Нонны Мордюковой выглядит неестественно. Дело в том, что во время съёмок она произносила не любовницу, а синагогу , чего не допустили в финальной версии из-за цензурных соображений.

***

Гастроли провинциального театра, последний спектакль, трезвых нет. Шекспировская хроника, шестнадцать трупов на сцене. Финал. Один цезарь над телом другого. И там такой текст в переводе Щепкиной-Куперник: «Я должен был увидеть твой закат иль дать тебе своим полюбоваться».
То есть один из нас должен был умереть. И артист говорит:
— Я должен был увидеть твой…
И он текст забыл, надо выкручиваться, по смыслу, а это стихи, проклятье — но он выкрутился! Как поэт!! Он сказал:
— Я должен был увидеть твой… конец!
И задумчиво спросил:
— Иль дать тебе своим полюбоваться?..
И мертвые поползли со сцены.

***

Кто, может быть, помнит, были раньше популярны такие, типа, вестерны с Гойко Митичем в роли положительного индейца. Снимали их на ГДР-овской киностудии «Дефа». Так вот, был там фильм прo Чингачгука-Большого Змея. По-немецки это звучит так: Чингачгук дер Гроссе Шланге. Говорят, что в одной из национальных республик в титрах былo: Чингачгук-Большой Шланг.

***

ОПАСНЫЕ ПОЗДРАВЛЕНИЯ
Тарификация в любом театре — самая болезненная ситуация. В 60-х гг. в конфликтную комиссию по тарификации при Московском управлении культуры, членом которой я являлся, поступило заявление актрисы Театра имени Ленинского Комсомола (нынешний Ленком), не получившей повышения ставки. Получала она мизерную категорию, что-то около 90 рублей, и просила прибавить 10 рублей, что являлось повышением категории. Главный режиссер театра Анатолий Эфрос встал насмерть. Очевидно, он был прав, я и вся комиссия не знали даже имени актрисы, и не верить такому художнику, как Эфрос, мы не имели никаких оснований. Актриса подала заявление в суд. Тут-то страдалица отыгралась: она предъявила несколько афиш, традиционно подписанных режиссером каждому исполнителю к премьере. Обычно такие надписи носят комплиментарно-поздравительный характер, но, как показал процесс, таящий в себе подводные рифы. На афишах режиссер писал (передаю общий смысл и настроение): “Благодарю за талантливую работу…”, “Мал зол отник, да дорог…”, “Спасибо за творческое отношение к работе…” и т.д. Судья, человек простой и в театральной дипломатии не искушенный, задал всего один вопрос: “Вы писали эти надписи?” “Да, но…” — начал отвечать Эфрос, — судья не дал ему договорить. Актрисе повысили зарплату не на десять рублей, как она просила, а на значительно большую сумму.

***

Станиславский и Немирович-Данченко поссорились еще до революции и не общались до конца дней своих. МХАТ представлял собой два театра: контора Станиславского — контора Немировича, секретарь того — секретарь другого, артисты того — артисты этого… Однажды, говорят, было решено их помирить. Образовалась инициативная группа, провели переговоры и, наконец, был создан сценарий примирения: после спектакля «Царь Федор Иоаннович», поставленного ими когда-то совместно к открытию театра, на сцене должна была выстроиться вся труппа. Под торжественную музыку и аплодисменты справа должен был выйти Станиславский, слева — Немирович. Сойдясь в центре, они пожмут друг другу руки на вечный мир и дружбу. Крики «ура», цветы и прочее… Они оба сценарий приняли: им самим давно надоела дурацкая ситуация.
В назначенный день все пошло как по маслу: труппа выстроилась, грянула музыка, Немирович-Данченко и Станиславский двинулись из кулис навстречу друг другу… Но Станиславский был громадина, почти вдвое выше Немировича-Данченко, и своими длинными ногами успел к середине сцены чуть раньше. Немирович-Данченко, увидев это, заторопился, зацепился ногой за ковер и грохнулся прямо к ногам соратника. Станиславский оторопело поглядел на лежащего у ног Немировича, развел руками и пробасил: «Ну-у… Зачем же уж так-то?..» Больше они не разговаривали никогда.

***

Евгений Евстигнеев в спектакле по пьесе Шатрова «Большевики» выйдя от только что раненного Ленина в зал, где заседала вся большевистская верхушка, вместо фразы: «У Ленина лоб желтый, восковой…» сообщил: «У Ленина… жоп желтый!..»

***

В спектакле Театра на Таганке «Товарищ, верь!» по письмам Пушкина на сцене стоял возок с множеством окошек и дверей, из которых появлялись актеры, игравшие Пушкина в разных ипостасях — «Пушкиных» в спектакле было аж четыре. Вот один из них, Рамзес Джабраилов, открывает свое окошечко и вместо фразы: «На крыльях вымысла носимый ум улетал за край земли!» — произносит: «На крыльях вынесла… мосиный… ун уметал… закрал, … ЗАКРЫЛ!» И действительно с досадой захлопнул окошечко. Действие остановилось: на глазах зрителя возок долго трясся от хохота сидящих внутри остальных «Пушкиных», а потом все дверцы открылись, и «Пушкины» бросились врассыпную за кулисы — дохохатывать!

***

В одном из небольших гоpодов театp пpоездом давал «Гpозy» Остpовского. Как многие, наверно, помнят, там есть сцена самобpосания тела в pекy. Для смягчения последствий падения обычно использовались маты. И обычно их с собой не возили, а искали на месте (в школах, споpтзалах). А здесь не нашли: нет, не дают и т. п. В одном месте им пpедложили батyт. Делать нечего, взяли, но в сyматохе (или намеpенно) забыли пpедyпpедить актpисy. И вот пpедставьте себе сценy: геpоиня с кpиком бpосается в pекy… и вылетает обpатно. С кpиком… И так несколько pаз… Актеpы с тpyдом сдеpживаются (сцена тpагическая), зpители в тpансе… В этот момент один из стоящих на сцене с пpоизносит:
— Да… Hе пpинимает матyшка-Волга…

***

Театр «Современник». Спектакль «Декабристы». В роли Николая I — Олег Ефремов. По ходу спектакля он должен сказать реплику: «Я в ответе за все и за всех», но оговаривается и произносит: «Я в ответе за все и за свет». Его партнер — незабвенный Евгений Евстигнеев тут же подхватывает: «Ну, тогда уж и за воду, и за газ, Ваше величество».

***

«Чайка» Чехова. В финале спектакля, как известно, должен прозвучать выстрел. Потом на сцену должен выйти доктор Дорн и сказать: «Дело в том, что Константин Гаврилович застрелился». Но сегодня пауза затянулась. И выстрела нет. Доктор Дорн, видимо, понимает, что что-то произошло, и нужно спасать положение. Тогда он выходит, долго стоит, все-таки ожидая, что сейчас будет выстрел, но поскольку выстрела по-прежнему нет, он говорит:
— Дело в том, что Константин Гаврилович повесился.
И тут раздается выстрел. Тогда он, еще подумав, произносит:
— И застрелился.

***

Малый театр. На сцене Ермолова. За кулисами выстрел — застрелился муж героини. На сцену вбегает актер А. Южин. Ермолова в страшном волнении: «Кто стрелял?» Южин, не переведя дыхания, вместо «Ваш муж!» выпаливает: «Вах мух!» Ермолова повторяет в ужасе: «Мох мух?» — и падает без чувств.

***

Cтаниславский играл Аргана в «Мнимом больном» Мольера. На одном спектакле прямо на сцене у него отклеился нос. Он стал его прикреплять обратно на глазах у зрителей и приговаривать: «Вот беда, вот и нос заболел. Это, наверно, что-то нервное».

***

Приезжает однажды один знаменитый актер в провинциальный театр — играть Отелло. И выдают ему в качестве Дездемоны молоденькую дебютанточку. Она, естественно, волнуется. И вот подходит дело к сцене ее убиения. На сцене такая вся из себя целомудренная кровать под балдахином. И вот легла эта самая дебютантка за этим балдахином ногами не в ту сторону. Открывает Отелло с одной стороны балдахин — а там ноги. Ну — что поделать, закрыл Отелло балдахин и этак призадумался тяжко. А Дездемона сообразила, что лежит не в том направлении, и перелегла. Открывает Отелло балдахин с другой стороны, а там… опять ноги! После чего продолжать трагедию было, как вы понимаете, уже невозможно.

***

Актер Иванов-Козельский плохо знал пьесу, в которой играл. Как-то выходит он на сцену, а суфлер замешкался. Тут актер увидел старичка, который вчера изображал лакея и, чтобы не было заминки в действии, говорит ему: «Эй, голубчик! Принеси-ка мне стакан воды». Старичок с гордостью ответил: «Митрофан Трофимович, помилуйте, я сегодня граф-с».

***

Самая короткая пьеса о Ленине случайно была сыграна в советские годы в каком-то заштатном театре. Открывается занавес. На сцене — старинный тяжелый стол, лампа с зеленым абажуром. За столом сидит Ленин, пишет «декретъ». В этот момент наверху, над сценой, у электрика что-то ломается, или выпадает из рук, и оттуда падает какая-то тяжеленная штука. То ли софит, то ли еще что. Падает прицельно Ленину на темечко. Ленин падает на пол. Занавес, естественно, тут же закрывается.

***

Юрий Никулин «Цирк с конями» (рассказ актера)
Случилось это на заре 80-х, когда я только взял на себя руководство цирком на Цветном. Работа не пыльная – с людьми и животными, причем, вторые обычно были понятливее первых. И если раньше клоуном был я, то теперь мне нужно было следить как минимум за 150-ю клоунами.
Затеяли тогда в цирке съемки новогоднего «Голубого Огонька».
Рассадили в первых рядах за столиками наших звезд эстрады вперемежку со звездами кино и членами ЦК. Кульминацией вечера должен был стать полет Леонтьева под куполом цирка на трапеции под песню «Дельтаплан», причем по арене в это самое время должны были ходить живые тигры. На удивление, Валера согласился, потому что был не из сыкливых, за что его, собственно, не любили ни в Госконцерте, ни в Политбюро. Многих шокировала его манера одеваться в обтягивающие костюмы и нежелание вступать в КПСС, на что он всегда отвечал: — «Срать я хотел на вас и на вашу партию». И эти его слова стали пророческими.
Ничто не предвещало беды, когда Леонтьев, нацепив яркий леопардовый костюм, уселся как попугай на жердочку трапеции и делал свой первый круг по арене, оставив где-то внизу полосатых хищников, которые с недоверием начали рыкать на гутаперчивого дельтапланериста. Зрители аплодировали и тыкали пальцем, а оператор пытался поймать леопардовое чудо с кудрявой головой в объектив. В какой-то момент механик, следивший за движением трапеции с Леонтьевым, решил опустить его пониже к тиграм, но перебрал с расстоянием, потому что накануне перебрал с водкой. В итоге Валера летел на бреющем полете прямо над головами у озверевших зверей, которые в прыжке пытались его поймать, принимая за обнаглевшего примата. Певец извивался как уж, уворачиваясь от острых когтей и клыков. В какой-то момент одна из кошек изловчилась и порвала лапой упругие брюки Валерия прямо на заднице, выпустив наружу его естество. Следующий круг Леонтьев проделал, истошно крича, подобно луне освещая голым задом будущего заслуженного артиста все вокруг. Собравшиеся в зале умирали от смеха, но съемку не прекращали, потому что пленка стоила дорого, а жопу можно было потом и вырезать. В какой-то момент механик очнулся и с силой рванул рычаг, из-за чего трапеция с Леонтьевым мгновенно взлетела под самый купол на 20-метровую высоту. Не ожидавший такого поворота событий бедный Валера от страха наложил в штаны, причем, сделал он это в буквальном смысле, а поскольку штанов на нем уже не было, то все его дерьмо полетело вниз прямиком на Кобзона, Лещенко и прочих обласканных властью деятелей культуры. Вот так вот Валера Леонтьев хотел срать на систему, и в итоге сделал это!
Так сложилось, что в зале сидели Андропов с Громыко, передачу в панике сняли с эфира, и все пришлось переснимать в студии в Останкино. А зря, потому что это было самое веселое представление за всю историю цирка под названием СССР.

 

Метки

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

error: Alert: Контент защищен!
Close